Zoomservice.ru

Зоо журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Канарейка и кентавр

Костюм канарейки и кентавра

(Взято из В Контакте)Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки:»25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во вторых, жизнь закончена. В школу мы ехали молча, и возвращались тоже в тишине. Но увидев мальчика-кентавра, я поняла что костюм канарейки — не самое страшное, что мог сделать папа». Читать далее →

Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена.В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Но потом я поняла что костюм канарейки не самое страшное что мог сделать папа»(костюм кентавра) Читать далее →

Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла,что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена. В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Но потом я поняла, что костюм канарейки не самое страшное, что мог сделать папа» (костюм кентавра)» Читать далее →

Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла,что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена. В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Но потом я поняла, что костюм канарейки не самое страшное, что мог сделать папа» (костюм кентавра)» Читать далее →

прочитала сегодня на одном форуме перед выходом из дома по делам.. так пришлось «рисовать» лицо заново. ))) я плакала)))Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки:«25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена.В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канарейки)Но потом я поняла что костюм канарейки не самое страшное что мог сделать папа»(костюм кентавра) Прикрепленные изображения адрес ссылки: http://diesel.elcat.kg/index.php?showtopic=11250092 Читать далее →

Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена.В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Читать далее →

Девочки, я смеялась до слез)))))))) Папа у девочки ДОБРЫЙ оказался Читать далее →

Слямзила КонтактаДочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена.В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Но потом я поняла что костюм канарейки не самое страшное что мог сделать папа»(костюм кентавра)Канарейка для примера Читать далее →

историю и фотки стащила из контатка, сейчас эта история гулят там и набирает обороты:))) Итак: Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена.В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Но потом я поняла что костюм канарейки не самое страшное что мог сделать папа. КОСТЮМ КЕНТАВРА. (см. под катом) Читать далее →

Задали нам задание, к Н.Г. купить костюм муравья к концерту. Сыну выпала «огромная честь» на концерте исполнять партию муравья))) Ну в интернете есть ВСЕ подумала я, не проблема, купим! Не тут то было! Как оказалось, муравьев у нас не все одинаково видят . есть оч. креативные дизайнеры детских костюмов))) Читать далее →

Взяла здесь уЮлия (budu_mamoy) «историю и фотки стащила из контатка, сейчас эта история гулят там и набирает обороты:))) Итак: Дочка попросила папу сделать ей костюм канарейки: «25-го утром, примерив папин наряд у зеркала, я поняла, что, во-первых, орнитолог из родителя так себе, а во-вторых,жизнь закончена.В школу мы ехали молча и возвращались тоже в тишине. (для сравнения фото канареки) Но потом я поняла что костюм канарейки не самое страшное что мог сделать папа. КОСТЮМ КЕНТАВРА. (см. под катом) Читать далее →

14. Брачные нравы кентавров

Многим, наверное, это покажется самой интересной частью моего рассказа, хотя я вовсе не ставлю себе целью кого-либо развлечь пикантными подробностями. Просто нужно как-то объяснить сложившееся положение вещей, которое может со стороны показаться совершенно неудобоверным и фантастическим.
Так что внести ясность необходимо, хотя не ждите от меня ничего особенно эротического и тем паче скабрёзного.

Вопреки бытующему у двуногих мнению о необузданной чувственности кентавров, семейные обычаи у нас всегда были довольно строгими – в первую очередь из-за сравнительной малочисленности нашего народа, где каждый был на виду и все соседи друг друга знали. Архаическое общество вообще тяготеет к соблюдению издревле установленных норм жизни, и кентаврические представления о свободе не следует путать с распущенностью или вседозволенностью.
Этим мы практически не отличались от людей, разве что власть семьи и рода над отдельной личностью не была столь подавляющей, как у двуногих – наверное, из-за того, что у кентавров отсутствовало понятие о наследственной собственности. Конечно, были вещи, передававшиеся из поколения в поколение – например, удачно сделанная лира, удобный нож, хороший лук, полезный оберег. Но угодий, ни дворцов, ни кладов с сокровищами кентавры завещать своим потомкам не могли, и каждый строил свою жизнь, как умел и как считал нужным. А поскольку ни ценного имущества, ни иерархической социальной структуры у кентавров не существовало, то и понятие равного или неравного брака трактовалось совсем иначе, нежели у людей. Неравным мог считаться брак с большой разницей в возрасте или между существами разной природы, – но и он становился законным, если совершался по взаимному влечению и сопровождался определёнными обрядами, носившими отнюдь не формальный характер. Как раз формальности для нас мало что значили; важна была суть.

http://www.found-helenaroerich.ru/programs/talants/rusheva6.jpg
(Надя Рушева. Семья кентавров)

Взаимоотношения полов также рассматривались, с одной стороны, более просто и откровенно, чем у людей, считающих себя цивилизованными и табуирующими «бесстыдную» сексуальность, – а с другой стороны, более целомудренно, чем у сторонников сексуальной раскованности. Кентавры не были «испорчены» или «распутны»; они были прямодушны.

Это, конечно же, приводило к многочисленным недоразумениям между людьми и кентаврами. Естественное для кентавра честное предложение немедленно отправиться в ближайшую рощу и предаться там любовным утехам воспринималось благовоспитанными человеческими женщинами как наглое оскорбление. Между тем кентаврида бы честно сказала «да» или «нет», причём её согласие не означало бы склонности к разврату, а отказ не носил бы обидного характера. Кентавр же, со своей стороны, был не в состоянии понять, почему женское кокетство (улыбки, хохотки, стреляющие взгляды, ласковые проведения пальчиком по щекам и даже лёгкие объятия) совершенно не означает желания дамы отдаться без промедления. Всевозможные украшения, румяна, изысканные наряды, пританцовывающая походка или эротически привлекательные позы «прочитывались» кентавром как вполне однозначный призыв к соответствующим действиям.

Читать еще:  Амадины или канарейки

Из интимных взаимоотношений не делалось особой тайны, но совокупляться при свидетелях было всё-таки не принято. Существующие художественные изображения этого увлекательного процесса писаны, конечно же, не с натуры, хотя наиболее выразительные из них оставляют ощущение подсмотренной сценки.

(Петер Пауль Рубенс. Любовь кентавров)

От девушек не требовали непременного сохранения девственности до замужества, хотя рождение детей вне брака тоже не поощрялось. Причины этого неодобрения заключались не в каком-то религиозном или моральном осуждении «гулящих» кентаврид, а в суровой прозе жизни: мать с малышом становилась почти беззащитна перед хищниками, людьми и стихиями; она вряд ли могла выжить совсем в одиночку, а взваливать заботы о ней только на её родственников казалось делом безответственным и недостойным. Жизнь кентавров на лоне природы, при всей её гармоничной естественности, была совсем не легка и отнюдь не безмятежна – в доисторические времена из-за соседства со страшными хищниками, в том числе и двусущностными, вроде грифонов, — а с наступлением человеческой эры ещё и из-за людей.

Семьи, имевшие детей, старались селиться поблизости, чтобы при надобности помогать друг другу, а также с надеждой на то, что молодёжи не придётся искать себе пару где-то на стороне. Поскольку на одну невесту приходилось обычно по три-четыре юноши, выбор был за девушкой, которая зачастую не спешила сделать его раз и навсегда. Встречались, конечно, и однолюбы, которые, приглянувшись друг другу едва ли не в детстве, затем вступали в брак и ни на кого другого глядеть не желали.

(Одилон Редон. Кентавр и кентаврида. 1885-90)

Среди кентавров были практически невозможны столь типичные для людей конфликты, как запрет на любовь юноши и девушки со стороны властных родителей, – или насильственный брак по расчёту, когда у молодых даже не спрашивают согласия. Если нежное чувство возникало у пары, принадлежавшей к враждующим семействам, то молодые просто уходили от родителей и селились где-то подальше; никто их обычно не преследовал, а иногда сам этот союз давал повод помириться или, если отношения были просто прохладными, найти пути к дружескому сближению.
А столь знакомое людям желание породниться с сильным или влиятельным соплеменником воспринималось нами как палка о двух концах. Ведь соискатель выгодного брака гласно или негласно признал бы себя более слабым или менее влиятельным, чем его предполагаемый родственник – а какой же кентавр на такое пойдёт? Оно совсем не в нашем духе и не в наших правилах. Гордость, чувство собственного достоинства и стремление к независимости у нас в крови, и нет тех земных благ, ради которых мы согласились бы поступиться самоуважением.
Не всё, разумеется, было столь идиллично, как может показаться по моему описанию. Из-за невест и конфликтовали, и дрались, и даже убивали друг друга. Но всё равно кентавриду нельзя было принудить к браку насильно. Если у людей практиковалось (и до сих пор практикуется) похищение невесты, то с кентавридой такое бы просто не вышло. Да и смысла бы в таком диком поступке не было: ни запереть, ни удержать при себе взрослую кентавриду никто бы не смог, если бы она сама того не хотела. А самое главное, такой союз не считался бы браком (почему, объясню чуть позже).

Если девушка затруднялась с выбором, или ей были равно симпатичны несколько претендентов, то самым лучшим выходом из щекотливой ситуации было честное и открытое состязание, после которого невесту получал победитель. Чаще всего состязались в стрельбе из лука, но иногда, ради усложнения задачи, турнир был многосоставным.

(Эжен Фромантен. Кентавры-лучники)

В общем, тяга к насилию, в которой люди часто обвиняют кентавров, на внутрисемейные отношения не распространялась. Кентавры были уверены, что дети ненавистных друг другу супругов либо родятся хилыми и уродливыми, либо отличаются невыносимо вздорным и мрачным характером. Последнее, однако, может быть и не врождённым, а воспитанным качеством, ибо ребёнок, вырастая среди недружественно настроенных взрослых, впитывает дух противоречия и взаимной озлобленности, перенося его на отношения со сверстниками и другими членами племени.
Для того, чтобы семья распалась, нужно, чтобы произошло нечто совсем из ряда вон выходящее. Супружеские измены безусловно осуждались; к ним относились куда менее терпимо, чем к добрачным связям. Если переманить чужую невесту было ещё можно (решала, в конце концов, она), то увод чужой жены считался преступлением, обрекавшим обоих любовников на участь изгоев: род отрекался от них, и даже чужое племя вряд ли дало бы таким беглецам пристанище. Тайные измены, я думаю, иногда случались, но, если о них никто, кроме двоих, не знал, то всё могло и обойтись.

(Вильгельм Трюбнер, Кентавры)

Брак для кентавров имел сакральный смысл, поскольку рассматривался как соединение сущностей – душ и судеб, а не только тел. Самым действенным выражением этого союза считалась музыка, занимавшая в жизни кентавров особое место. Некоторые из нас более одарены музыкально, другие менее, но не было в древности кентавра, который не умел бы петь и плясать, и не владел бы игрой на каком-нибудь инструменте.

http://painter-2004.pochta.ru/pfant_6.htm
(Абрек Абзгильдин. Метаморфозы любви. 2002)

Поэтому вершиной обряда становился не акт соития, а магическое сочетание двух песен – жениха и невесты. Иногда они сразу же ладно строили вместе, но иногда при первом сближении звучали несколько вразнобой, и старшие кентавры, родители и вождь, отбивая ритм, подпевая и подыгрывая, помогали молодым найти такой способ соединения, при котором обе мелодии сливались бы в одну, не противореча друг другу. И когда это, наконец, происходило, всех участников обряда охватывало непередаваемое ощущение всеобщего счастья, пьянившее не хуже вина.

(Танец кентавров. Фонтан в торговом центре Уайтлейс, Лондон)

Понятно, что никаким насилием добиться этой гармонии было невозможно, а без неё не могла идти речь о настоящем браке – только о мимолётном приключении или временном сожительстве, которое тоже имело право на существование, но считалось явлением куда более низкого порядка.
Если кентавры полагали, что действительно вступают в брак с существами иной природы, с нимфами, сатирами или с людьми, то они могли попытаться и тут совершить нечто подобное, – но беда в том, что музыки кентавров и прочих существ не всегда могут сочетаться между собою, а значит, и такой брак, будучи даже законным, выглядел духовно ущербным и обычно недолговечным.
Все прочие брачные обряды, вроде увенчания молодых гирляндами цветов, благодарственного приношения Предкам и Мировластителям, всеобщего пиршества и веселья, лишь дополняли самое главное. В конце концов, магическое соединение душ и тел могло произойти и без публичных церемоний, но сами по себе церемонии без этой сакральной сердцевины не имели никакого смысла.

Читать еще:  Серая ворона где зимует

Кентавры

Кентавры
Мир: Нарния
Первое появление: «Лев, Колдунья и Платяной шкаф»

Кентавры — один из видов мифических существ, живших в Нарнии.

Описание Править

Кентавры очень мудрые и знающие существа. Они наполовину лошади, наполовину люди. Кентавры живут в два-три раза дольше обычных людей. Очень часто они становятся прорицателями, звездочётами и целителями. Кентавры всегда были на стороне Аслана, а короли уважали их и часто обращались к ним за советом и помощью. Они также отличные воины и участвовали во многих битвах в Нарнии.

У кентавров два желудка — человеческий и лошадиный, поэтому их накладно приглашать в гости. Они едят долго и много, причём как человеческую пищу, так и траву. При этом никто не смеет смеяться над кентаврами, настолько они выглядят величественно и достойно. Также никто не ездит верхом на кентаврах. Они могут посадить на себя всадника только, если сами этого захотят, причём это считается очень большой честью для всадника.

История Править

Кентавры были армии Аслана, когда народы Нарнии сражались против Белой Колдуньи. Несколько кентавров были обращены в камень и находились в замке Белой Колдуньи. Обе группы кентавров участвовали в битве у брода Беруны. («Лев, Колдунья и Платяной шкаф»)

Кентавры сражались на стороне принца Каспиана, чтобы освободить Нарнию от власти тельмарийцев. («Принц Каспиан»)

Несколько кентавров встретили Рилиана, Юстаса, Джил и Хмура, когда они вернулись из Подземья. Верхом на двух из них Юстас и Джил доехали до Кэр-Паравела. («Серебряное кресло»)

Кентавры принимали участие в Последней битве, сражаясь на стороне короля Тириана. («Последняя битва»)

Персонажи Править

  • Кентавр (Конь и его мальчик)
  • Клаудбёф
  • Гленсторм
  • Трое сыновей Гленсторма
  • Рунвит
  • Ореиус (только в фильме)
  • Молния (только в фильме)
  • Жена Гленсторма (только в фильме)

В адаптациях Править

  • В мультфильме кентавры выглядит традиционным образом. Они вооружены длинными копьями. После своего освобождения Эдмунд приехал в лагерь Аслана верхом на кентавре.
  • В сериале для создания кентавров использовали совмещение кадров плёнки с живой лошадью и человеком. Это было довольно сложно, поэтому кентавры в сериале присутствуют по одному: Гленсторм в сериале «Принц Каспиан» и неназванный кентавр в сериале «Серебряное кресло». Кентавры, по замыслу создателей сериала, очень сильные и гордые существа, обладающие магией.
  • Наиболее полно и красочно кентавры представлены в фильмах. Здесь они не просто мудрецы и опытные полководцы, но и основная сила армии Нарнии. Во время финальной битвы в фильме «Лев, Колдунья и волшебный шкаф» кентавры-мужчины составляли первую линию атаки войска Питера, а кентавры-женщины, вооружившись луками, поддерживали их из арьергарда. В фильме «Принц Каспиан» можно лучше рассмотреть кентавров, так как они не носят доспехов. Также в этом фильме появляются кентавры-дети.

nntnt nntnt nntnt nnn nntntnntnntnnn nn»,»caption»:»u042du0434u043cu0443u043du0434 u0435u0434u0435u0442 u043du0430 u043au0435u043du0442u0430u0432u0440u0435 u0432 u043cu0443u043bu043bu044cu0442u0444u0438u043bu044cu043cu0435″,»linkHref»:»/ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%92%D0%BE%D0%B7%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%AD%D0%B4%D0%BC%D1%83%D0%BD%D0%B4%D0%B0_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D0%BC.jpg»,»title»:»u0412u043eu0437u0432u0440u0430u0449u0435u043du0438u0435 u042du0434u043cu0443u043du0434u0430 u041bu041au041fu043c.jpg»,»dbKey»:»u0412u043eu0437u0432u0440u0430u0449u0435u043du0438u0435_u042du0434u043cu0443u043du0434u0430_u041bu041au041fu043c.jpg»>,<"thumbUrl":"https://vignette.wikia.nocookie.net/narnia/images/9/97/%D0%9A%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D0%B0%D0%BD_%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%82_%D0%BD%D0%B0_%D0%93%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B5_%D0%9F%D0%9A%D1%81.jpg/revision/latest/zoom-crop/w nnnntntt

nntnt nntnt nntnt nnn nntntnntnntnnn nn»,»caption»:»u041au0430u0441u043fu0438u0430u043d u043du0430 u043au0435u043du0442u0430u0432u0440u0435 u0432 u0441u0435u0440u0438u0430u043bu0435″,»linkHref»:»/ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%9A%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D0%B0%D0%BD_%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%82_%D0%BD%D0%B0_%D0%93%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B5_%D0%9F%D0%9A%D1%81.jpg»,»title»:»u041au0430u0441u043fu0438u0430u043d u0435u0434u0435u0442 u043du0430 u0413u043bu0435u043du0441u0442u043eu0440u043cu0435 u041fu041au0441.jpg»,»dbKey»:»u041au0430u0441u043fu0438u0430u043d_u0435u0434u0435u0442_u043du0430_u0413u043bu0435u043du0441u0442u043eu0440u043cu0435_u041fu041au0441.jpg»>,<"thumbUrl":"https://vignette.wikia.nocookie.net/narnia/images/2/26/%D0%9A%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D1%8B_%D0%B2_%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%B5_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D1%84.jpg/revision/latest/zoom-crop/w nnnntntt

nntnt nntnt nntnt nnn nntntnntnntnnn nn»,»caption»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b u0432 u0432u043eu0439u0441u043au0435 u041fu0438u0442u0435u0440u0430″,»linkHref»:»/ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%9A%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D1%8B_%D0%B2_%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%B5_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D1%84.jpg»,»title»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b u0432 u0430u0442u0430u043au0435 u041bu041au041fu0444.jpg»,»dbKey»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b_u0432_u0430u0442u0430u043au0435_u041bu041au041fu0444.jpg»>,<"thumbUrl":"https://vignette.wikia.nocookie.net/narnia/images/6/6b/%D0%9A%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D1%8B-%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D1%84.jpg/revision/latest/zoom-crop/w nnnntntt

nntnt nntnt nntnt nnn nntntnntnntnnn nn»,»caption»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b-u043bu0443u0447u043du0438u043au0438″,»linkHref»:»/ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%9A%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D1%8B-%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D1%84.jpg»,»title»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b-u043bu0443u0447u043du0438u043au0438 u041bu041au041fu0444.jpg»,»dbKey»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b-u043bu0443u0447u043du0438u043au0438_u041bu041au041fu0444.jpg»>,<"thumbUrl":"https://vignette.wikia.nocookie.net/narnia/images/e/e4/%D0%9A%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D1%8B-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D1%8B_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D1%84.jpg/revision/latest/zoom-crop/w nnnntntt

nntnt nntnt nntnt nnn nntntnntnntnnn nn»,»caption»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b u043du0430 u043au043eu0440u043eu043du0430u0446u0438u0438″,»linkHref»:»/ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%9A%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D1%8B-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D1%8B_%D0%9B%D0%9A%D0%9F%D1%84.jpg»,»title»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b-u0433u0435u0440u043eu043bu044cu0434u044b u041bu041au041fu0444.jpg»,»dbKey»:»u041au0435u043du0442u0430u0432u0440u044b-u0433u0435u0440u043eu043bu044cu0434u044b_u041bu041au041fu0444.jpg»>,<"thumbUrl":"https://vignette.wikia.nocookie.net/narnia/images/9/91/%D0%9C%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%BA%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80_%D0%9F%D0%9A%D1%84.jpg/revision/latest/zoom-crop/w nnnntntt

nntnt nntnt nntnt nnn nntntnntnntnnn nn»,»caption»:»u0420u0435u0431u0451u043du043eu043a-u043au0435u043du0442u0430u0432u0440 u0432 u0444u0438u043bu044cu043cu0435″,»linkHref»:»/ru/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%9C%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%BA%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80_%D0%9F%D0%9A%D1%84.jpg»,»title»:»u041cu043eu043bu043du0438u044f u043au0435u043du0442u0430u0432u0440 u041fu041au0444.jpg»,»dbKey»:»u041cu043eu043bu043du0438u044f_u043au0435u043du0442u0430u0432u0440_u041fu041au0444.jpg»>]» data-expanded=»0″> Добавить фото

14. Брачные нравы кентавров

Многим, наверное, это покажется самой интересной частью моего рассказа, хотя я вовсе не ставлю себе целью кого-либо развлечь пикантными подробностями. Просто нужно как-то объяснить сложившееся положение вещей, которое может со стороны показаться совершенно неудобоверным и фантастическим.
Так что внести ясность необходимо, хотя не ждите от меня ничего особенно эротического и тем паче скабрёзного.

Вопреки бытующему у двуногих мнению о необузданной чувственности кентавров, семейные обычаи у нас всегда были довольно строгими – в первую очередь из-за сравнительной малочисленности нашего народа, где каждый был на виду и все соседи друг друга знали. Архаическое общество вообще тяготеет к соблюдению издревле установленных норм жизни, и кентаврические представления о свободе не следует путать с распущенностью или вседозволенностью.
Этим мы практически не отличались от людей, разве что власть семьи и рода над отдельной личностью не была столь подавляющей, как у двуногих – наверное, из-за того, что у кентавров отсутствовало понятие о наследственной собственности. Конечно, были вещи, передававшиеся из поколения в поколение – например, удачно сделанная лира, удобный нож, хороший лук, полезный оберег. Но угодий, ни дворцов, ни кладов с сокровищами кентавры завещать своим потомкам не могли, и каждый строил свою жизнь, как умел и как считал нужным. А поскольку ни ценного имущества, ни иерархической социальной структуры у кентавров не существовало, то и понятие равного или неравного брака трактовалось совсем иначе, нежели у людей. Неравным мог считаться брак с большой разницей в возрасте или между существами разной природы, – но и он становился законным, если совершался по взаимному влечению и сопровождался определёнными обрядами, носившими отнюдь не формальный характер. Как раз формальности для нас мало что значили; важна была суть.

http://www.found-helenaroerich.ru/programs/talants/rusheva6.jpg
(Надя Рушева. Семья кентавров)

Взаимоотношения полов также рассматривались, с одной стороны, более просто и откровенно, чем у людей, считающих себя цивилизованными и табуирующими «бесстыдную» сексуальность, – а с другой стороны, более целомудренно, чем у сторонников сексуальной раскованности. Кентавры не были «испорчены» или «распутны»; они были прямодушны.

Это, конечно же, приводило к многочисленным недоразумениям между людьми и кентаврами. Естественное для кентавра честное предложение немедленно отправиться в ближайшую рощу и предаться там любовным утехам воспринималось благовоспитанными человеческими женщинами как наглое оскорбление. Между тем кентаврида бы честно сказала «да» или «нет», причём её согласие не означало бы склонности к разврату, а отказ не носил бы обидного характера. Кентавр же, со своей стороны, был не в состоянии понять, почему женское кокетство (улыбки, хохотки, стреляющие взгляды, ласковые проведения пальчиком по щекам и даже лёгкие объятия) совершенно не означает желания дамы отдаться без промедления. Всевозможные украшения, румяна, изысканные наряды, пританцовывающая походка или эротически привлекательные позы «прочитывались» кентавром как вполне однозначный призыв к соответствующим действиям.

Из интимных взаимоотношений не делалось особой тайны, но совокупляться при свидетелях было всё-таки не принято. Существующие художественные изображения этого увлекательного процесса писаны, конечно же, не с натуры, хотя наиболее выразительные из них оставляют ощущение подсмотренной сценки.

Читать еще:  Птенцы сойки фото

(Петер Пауль Рубенс. Любовь кентавров)

От девушек не требовали непременного сохранения девственности до замужества, хотя рождение детей вне брака тоже не поощрялось. Причины этого неодобрения заключались не в каком-то религиозном или моральном осуждении «гулящих» кентаврид, а в суровой прозе жизни: мать с малышом становилась почти беззащитна перед хищниками, людьми и стихиями; она вряд ли могла выжить совсем в одиночку, а взваливать заботы о ней только на её родственников казалось делом безответственным и недостойным. Жизнь кентавров на лоне природы, при всей её гармоничной естественности, была совсем не легка и отнюдь не безмятежна – в доисторические времена из-за соседства со страшными хищниками, в том числе и двусущностными, вроде грифонов, — а с наступлением человеческой эры ещё и из-за людей.

Семьи, имевшие детей, старались селиться поблизости, чтобы при надобности помогать друг другу, а также с надеждой на то, что молодёжи не придётся искать себе пару где-то на стороне. Поскольку на одну невесту приходилось обычно по три-четыре юноши, выбор был за девушкой, которая зачастую не спешила сделать его раз и навсегда. Встречались, конечно, и однолюбы, которые, приглянувшись друг другу едва ли не в детстве, затем вступали в брак и ни на кого другого глядеть не желали.

(Одилон Редон. Кентавр и кентаврида. 1885-90)

Среди кентавров были практически невозможны столь типичные для людей конфликты, как запрет на любовь юноши и девушки со стороны властных родителей, – или насильственный брак по расчёту, когда у молодых даже не спрашивают согласия. Если нежное чувство возникало у пары, принадлежавшей к враждующим семействам, то молодые просто уходили от родителей и селились где-то подальше; никто их обычно не преследовал, а иногда сам этот союз давал повод помириться или, если отношения были просто прохладными, найти пути к дружескому сближению.
А столь знакомое людям желание породниться с сильным или влиятельным соплеменником воспринималось нами как палка о двух концах. Ведь соискатель выгодного брака гласно или негласно признал бы себя более слабым или менее влиятельным, чем его предполагаемый родственник – а какой же кентавр на такое пойдёт? Оно совсем не в нашем духе и не в наших правилах. Гордость, чувство собственного достоинства и стремление к независимости у нас в крови, и нет тех земных благ, ради которых мы согласились бы поступиться самоуважением.
Не всё, разумеется, было столь идиллично, как может показаться по моему описанию. Из-за невест и конфликтовали, и дрались, и даже убивали друг друга. Но всё равно кентавриду нельзя было принудить к браку насильно. Если у людей практиковалось (и до сих пор практикуется) похищение невесты, то с кентавридой такое бы просто не вышло. Да и смысла бы в таком диком поступке не было: ни запереть, ни удержать при себе взрослую кентавриду никто бы не смог, если бы она сама того не хотела. А самое главное, такой союз не считался бы браком (почему, объясню чуть позже).

Если девушка затруднялась с выбором, или ей были равно симпатичны несколько претендентов, то самым лучшим выходом из щекотливой ситуации было честное и открытое состязание, после которого невесту получал победитель. Чаще всего состязались в стрельбе из лука, но иногда, ради усложнения задачи, турнир был многосоставным.

(Эжен Фромантен. Кентавры-лучники)

В общем, тяга к насилию, в которой люди часто обвиняют кентавров, на внутрисемейные отношения не распространялась. Кентавры были уверены, что дети ненавистных друг другу супругов либо родятся хилыми и уродливыми, либо отличаются невыносимо вздорным и мрачным характером. Последнее, однако, может быть и не врождённым, а воспитанным качеством, ибо ребёнок, вырастая среди недружественно настроенных взрослых, впитывает дух противоречия и взаимной озлобленности, перенося его на отношения со сверстниками и другими членами племени.
Для того, чтобы семья распалась, нужно, чтобы произошло нечто совсем из ряда вон выходящее. Супружеские измены безусловно осуждались; к ним относились куда менее терпимо, чем к добрачным связям. Если переманить чужую невесту было ещё можно (решала, в конце концов, она), то увод чужой жены считался преступлением, обрекавшим обоих любовников на участь изгоев: род отрекался от них, и даже чужое племя вряд ли дало бы таким беглецам пристанище. Тайные измены, я думаю, иногда случались, но, если о них никто, кроме двоих, не знал, то всё могло и обойтись.

(Вильгельм Трюбнер, Кентавры)

Брак для кентавров имел сакральный смысл, поскольку рассматривался как соединение сущностей – душ и судеб, а не только тел. Самым действенным выражением этого союза считалась музыка, занимавшая в жизни кентавров особое место. Некоторые из нас более одарены музыкально, другие менее, но не было в древности кентавра, который не умел бы петь и плясать, и не владел бы игрой на каком-нибудь инструменте.

http://painter-2004.pochta.ru/pfant_6.htm
(Абрек Абзгильдин. Метаморфозы любви. 2002)

Поэтому вершиной обряда становился не акт соития, а магическое сочетание двух песен – жениха и невесты. Иногда они сразу же ладно строили вместе, но иногда при первом сближении звучали несколько вразнобой, и старшие кентавры, родители и вождь, отбивая ритм, подпевая и подыгрывая, помогали молодым найти такой способ соединения, при котором обе мелодии сливались бы в одну, не противореча друг другу. И когда это, наконец, происходило, всех участников обряда охватывало непередаваемое ощущение всеобщего счастья, пьянившее не хуже вина.

(Танец кентавров. Фонтан в торговом центре Уайтлейс, Лондон)

Понятно, что никаким насилием добиться этой гармонии было невозможно, а без неё не могла идти речь о настоящем браке – только о мимолётном приключении или временном сожительстве, которое тоже имело право на существование, но считалось явлением куда более низкого порядка.
Если кентавры полагали, что действительно вступают в брак с существами иной природы, с нимфами, сатирами или с людьми, то они могли попытаться и тут совершить нечто подобное, – но беда в том, что музыки кентавров и прочих существ не всегда могут сочетаться между собою, а значит, и такой брак, будучи даже законным, выглядел духовно ущербным и обычно недолговечным.
Все прочие брачные обряды, вроде увенчания молодых гирляндами цветов, благодарственного приношения Предкам и Мировластителям, всеобщего пиршества и веселья, лишь дополняли самое главное. В конце концов, магическое соединение душ и тел могло произойти и без публичных церемоний, но сами по себе церемонии без этой сакральной сердцевины не имели никакого смысла.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector